Легион. Часть 2. Кусок 2

— Мам, дай денежек немножко.
— На что тебе?
— На мороженко. Я с одноклассницей пойду, погуляю.
— Держи – мама дала мне столько, что можно было и на катамаранах поплавать – как в школе?
— Вроде не плохо.
— Видишь, а ты боялся.
Я одел, новые джинсы и красивую тенниску, примочил водой волосы, обулся и пошел за Светой. Она была одета проще, чем пару часов назад, но все равно выглядела безумно мило.
— Ну что, куда пойдем? На морожено или катамараны?
— И туда и туда – улыбнулся я. Мне нравилось, что можно, таким образом, продемонстрировать свою щедрость. Если бы я просил денег у папы он бы мне дал меньше, потому хорошо, что он был на работе.
Мы отлично проводили время и с достоинством выполняли план-максимум. В какой-то момент я даже изобрел свою первую в жизни уловку, вступления с девушкой в тактильный контакт. Когда мы катались на катамаранах, я предложил Свете попробовать порулить. Не знаю как у кого, а у нашего судна рулевой рычаг находился между двумя сидениями. Словом я предложил моей спутнице порулить, в довольно сложном для маневра месте. Она согласилась, и я отпустил рычаг. Нас тут же понесло в опору мостика. Света судорожно схватилась за управление и начала дергать его взад-вперед, что ясное дело достойного эффекта в решении проблемы не имело. И когда мы были уже в опасной близости от опоры, а моя подруга начала пищать, все так же бессмысленно дергая руль, я решительно положил свою руку поверх ее, зафиксировал рычаг в нужном положении и резко крутанул педали в обратном, от движения, направлении. Катамаран начало быстро разворачивать, я снова задал судну направление, и из всех сил закрутил лопастями, отдаляясь от моста. Света облегченно вздохнула и радостно посмотрела на меня, я ей тоже несмело улыбнулся, в чем она и заподозрила подвох. Ее взгляд медленно опустился на рулевой рычаг, на котором находилась ее рука, которую в свою очередь сжимала моя. Видели бы вы, как она покраснела! Я, признаться, и сам был смущен. Посидев немного в этой не ловкой паузе, я малость струсил и снял свою руку. Назад мы поплыли молча, но воздух между нами был насыщен таким электричеством, что можно было заряжать батарейки.
Уже повечерело и зажглись окна, когда мы подошли к ее дому. Мы остановились. Я решил, что такой прекрасный день не может так просто закончиться. Опустив глаза, я уже без уловок взял ее за руку. И все-таки я очень переживал… Постояв так пару секунд я целенаправленно, но не очень быстро, чтоб ее не напугать, поднял голову, сделал пол шага вперед и немного нагнувшись поцеловал ее в правый край рта. Почему туда? Не знаю, так вышло. Я особо не целился. Вершиной моего мужества стало то, что я не развернулся и убежал, а даже смог выдавить из себя: «Спокойной ночи!». Света кивнула, смущенно опустила голову, и как бы про себя, улыбнулась.
Когда я вернулся домой и закрылся в своей комнате, мой восторг, выражавшийся, в скачках на кровати повторился. Я был счастлив.